Версия для слабовидящих
Шрифты
a
a
a
Цвет фона
а
а
Фото
Вкл.
Выкл.
Полный сайт
Последнее письмо

Эту историю о дедушке-красноармейце Иване Валяеве нам прислала Елена Емелина, заместитель директора по учебно-методической работе Кораблинского агротехнологического техникума.

Герой нашей семьи – мой дедушка Иван Валяев, участник Великой Отечественной войны, отец мамы Раисы Ивановны, которая живет в Кораблино. Она относится к категории граждан, которых сейчас принято называть «Дети войны».

Когда началась война, маме было всего 6 лет, и когда ее отцу пришла повестка из военкомата, она очень сильно, не по-детски неистово плакала, не отпускала отца.

Утром, собрав самые необходимые в дороге вещи, он отправился в военкомат, и к всеобщему удивлению и непередаваемой радости к обеду вернулся домой. Оказывается, эшелон, который должен был доставить бойцов на фронт, задержался, и солдат отпустили на ночь. Маленькая Рая была уверена, что отца отпустили только потому, что она горько плакала, и именно из-за этого «военные командиры», пожалев ее, вернули папу домой. Твердо решила, если в следующий раз отца будут забирать на фронт, она снова разрыдается так, что его просто обязаны будут отпустить. Через два дня снова были проводы. Дед Иван говорил родственникам: «Жалко, конечно, что не свидимся больше, но ничего, война скоро кончится».

 Дед был уверен, что его убьют в первом же бою. Дело в том, что он был невероятно высокого роста – более двух метров. И, пройдя перед этим финскую войну, знал, что солдатам с таким ростом на войне непросто: ни в танке не поместиться, ни в окопе спрятаться. Все прощались, плакали. А младшая дочка Рая всеми силами пыталась выдавить из себя хоть слезинку, но не получалось. Не было слез в этот день у самой любимой и самой младшей дочки. Девочка злилась на себя, старалась заплакать, но ничего не выходило. Глава семейства уехал на фронт, и потянулись дни томительного ожидания. Ожидания хоть какой-нибудь весточки с фронта. И вот пришло такое долгожданное и такое родное письмо.

 Фронтовой треугольник с замиранием сердца читали все члены семьи, плакали, перечитывали снова и снова. Из письма узнали, что отец их воюет под Смоленском, пять суток были на передовой, а потом на два дня в лес – отдыхать.

Смешанные чувства роились в душах родных, которые читали письмо: «Из нашего района остался я один, остальные ранены и некоторые убиты», – эти строки вселяли надежду на чудо, на то, что проклятая война скоро закончится, и отец вернется живым. Однако веяло холодком от последней, наспех вырванной из блокнота страницы. На ней была одна единственная строчка: «Адрес мой». И пустота… И зловещая тишина повисла в доме, будто предвещая что-то недоброе. Хотелось верить, что отец просто не успел дописать письмо, потому что торопился как можно быстрее отправить его домой. Но неспокойно было родным видеть этот пустой листок, сердце бешено колотилось и тревожное предчувствие тяготило и сжимало грудь.

Спустя несколько месяцев, в 1942 году, младшая дочь Валяевых встретилась с подружкой возле колодца. И подружка, девчушка лет восьми, у которой отец работал в сельсовете, поведала Рае страшную тайну, что убили ее отца. И похоронка пришла. Испуганная Рая не смогла придумать ничего лучше, как попросить подругу спрятать похоронку, не показывать маме, мол, она не переживет такое горе. Сказано – сделано. Но недолго маленьким шпионкам удавалось держать в тайне эту страшную новость.

Конечно же, похоронку передали моей бабушке Ефросинии Валяевой, жене убитого воина, и она, закинув руки к небу и заголосив так, что птицы в небе перестали кричать, стала оплакивать гибель мужа и свою горькую вдовью долю. «Рая», – обратилась она к дочери, – «Отца-то ведь нашего убили!». «А я знаю», – только и смогла ответить девочка.

Мне страшно подумать, какие чувства испытала в тот момент моя мама, каково ей, семилетнему ребенку, было смириться с мыслью о том, что ее отца больше нет в живых. Как смогла пережить маленькая девочка большое горе? Как могла ответить себе на вопрос: «Почему? Почему именно мой отец так скоро погиб на войне?». Много раз перечитывали всей семьей страшные строчки: «Ваш муж, красноармеец Валяев Иван Тимофеевич, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 26.04.1942 года…» Хотелось верить, что это ошибка, неправда, дурной и страшный сон. Хотелось верить в чудо, но на войне чудес не было.

После смерти отца на фронт добровольцем ушел старший брат моей мамы Александр, которому на тот момент едва исполнилось 18 лет. Через несколько месяцев ушла на фронт и старшая сестра.

Брат вскоре вернулся с фронта, но без руки, оторвало руку в бою до самого плеча.

Победу ждали, как чуда, как подарок Божий, как спасение. И она пришла, правда только через долгих четыре года крови, слез, голода и смертей.

Спустя много лет имя моего деда Ивана Валяева было занесено в памятный альбом по братской могиле №2 г. Гагарина Смоленской области. Имя Валяева Ивана Тимофеевича значится в списках перезахороненных солдат на листе №18 под номером 687 и выбито на стене мемориала.

 За могилой ухаживают учащиеся местного техникума.

 

 

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть