Версия для слабовидящих
Шрифты
a
a
a
Цвет фона
а
а
Фото
Вкл.
Выкл.
Полный сайт
Егор Чудинов
актер Рязанского театра драмы
«Изначально было непривычно попасть из-за ширмы на большую сцену – зал и сцена казались необъятными»

Про Егора Чудинова, актера Рязанского театра драмы, можно с уверенностью сказать: уж он-то точно не боится начинать все с чистого листа. Для него не существует провалов – есть только опыт.

Я с самого детства в театральной среде, потому что папа актер и режиссер. Это во многом повлияло на выбор пути. Также помню, как в детстве бабушка водила меня в ТЮЗ и в Театр оперы и балета. И мне было интересно. Не помню, на какие спектакли ходил, помню, что там были пираты и попугаи. Это было ярко и любопытно, но не пропадало ощущение, что меня кто-то хочет обмануть. Я был как маленький Станиславский: конечно, мне весело, но меня кто-то обманывал, и мне это не нравилось.

Лет в 16 решил связать жизнь с театром. Родители начали протестовать – и зарабатывает актер театра мало, и профессия тяжелая морально и физически. А мое детское желание все же исполнилось: я поступил в Нижегородское театральное училище на курс мастера Марата Рамильевичева Сабирова. Там и произошел первый «осознанный» актерский опыт – спектакль, который мы поставили в театральном училище – «Идиот» Ф.М. Достоевского, где я играл Рогожина.

Стремиться к новому, оставаясь на одном месте, нельзя. Прежде чем найти себя сегодняшнего, Егору пришлось совершить небольшое путешествие по стране.

Я родом из Нижнего Новгорода. В Рязань меня «занесло». Мы сдавали экзаменационный спектакль в училище, к нам приехал художественный руководитель рязанского театра кукол Валерий Шадский, который предложил мне поехать в Рязань. Родители были рады, я был рад, «сам себе руку пожал» и поехал в Москву поступать. В Москве много театров, можно постоянно себя искать, куда-то примыкать, но так себя и не найти – и в этом плане столица меня расстроила. Попробовал поступить в Питер – не получилось. Приехал в Рязань, пообщался с Валерием Николаевичем, и так остался на два года в рязанском Театре кукол.

Неверно понимать кукольный театр как «только для детей», это ошибочно, неуважительно, узко. Театр кукол – это от детской сказки и буквально до Достоевского. Границ у кукольного театра нет, они только в нашем сознании, и вышибить это, к сожалению, не получается. Аудитория у театров различается, но мне интересен любой зритель, каждый зал, каждый конкретный человек. Любой возраст любви к театру покорен. Но детская аудитория – она особенная. Дети – самые благодарные зрители. Они всегда хотят отвечать на спектакль. Еще они самый тяжелый зритель – их не обманешь, они всегда чувствуют фальшь актера. Сфальшивишь – и смотреть не будут.

В какой-то момент пришло осознание, что пора развиваться, идти дальше. И вот как раз друг предложил помочь с прохождением прослушивания в Рязанский театр драмы. Так получилось, что я прошел, а друг нет.

Пришел в августе, меня поставили на ввод в главную роль в спектакле «Не все коту масленица» (реж. Карен Нерсисян). Эта была быстрая, сильная, организованная работа. За неделю я должен был пройти огромный объем. Изначально было непривычно попасть из-за ширмы на большую сцену – зал и сцена казались необъятными.

В училище дали мне хорошую базу, показали, как это может быть, но учеба и практика – две разные вещи. Работа помогает раскрыть себя, свои неожиданные стороны. Сейчас у меня снова главная роль в спектакле «Валентин и Валентина», снова задаю вопросы и ищу ответы. Мне кажется, в моей профессии это очень важно.

Первый сезон в театре драмы можно назвать переломным моментом в судьбе Егора: открылись новые горизонты, пути и проекты. Речь идет об арт-площадке «Свободный жанр» и школе уличного театра #JIJA.

– Арт-площадка «Свободный жанр» – это содружество идей. Кати Вишневской и моей. Предложили эту идею в драмтеатре Семену Борисовичу Гречко, он ее одобрил, и в итоге появилась школа уличного театра.

Уличный театр – достаточно интересная вещь, новая для Рязани. В нашем первом спектакле были как профессиональные актеры, так и обычные люди. Вот мы и подумали: а почему бы не обучать этому и сделать некую коллаборацию профессионалов и простых людей? Так появилась школа уличного театра. Потихонечку набираем учеников. В октябре у нас будет новый набор, прийти может любой желающий от 16 лет и до бесконечности, кому интересно «поиздеваться» над собой: нужно будет и падать, и говорить с толпой, и играть… Все-таки улица большая, не четыре стены, и всю ее нужно охватить. Это будет тяжело, но интересно.

Самым первым спектаклем стала «Двенадцатая ночь», который мы показали на II Международном форуме древних городов. Реагировали на него по-разному. Специфика уличного театра в том, что зритель, толпа – непосредственный участник спектакля, его персонаж, поэтому публика работает вместе с тобой. Зритель всегда вовлечен, равнодушных нет. Поэтому аудитория слышит нас, и это очень важно.

Егор постоянно ищет себя в чем-то новом: пишет стихи, играет на гитаре, проходит пробы на роль радиоведущего.

Всем, кто вот-вот начнет жить с чистого листа, я могу дать простой совет: никогда не надо бояться что-то начинать. Ошибки – это прекрасно. Лучше учиться на своих, чем на чужих. Вливаться с головой в любое дело, начинание, а дальше – как выведет кривая. Глобальной ошибки никогда не будет, если ты действительно не захочешь этого. Глобальные ошибки – это когда прерывается путь. Поэтому лучше взяться за самую тонкую ниточку, потом доберешься до каната, а там и до корабля.

Виталина Романова