Версия для слабовидящих
Шрифты
a
a
a
Цвет фона
а
а
Фото
Вкл.
Выкл.
Полный сайт
Полина Борисова
Известная российская скрипачка с рязанскими корнями
«Работая с детьми, я замечаю, насколько отличаются те, кто соприкасается с музыкой. Они замечают гораздо больше деталей и нюансов в жизни, природе, отношениях между людьми – не только в музыке. Можно сказать, что музыка для них – это дверь, за которой спрятана красота мира. А многие даже не знают, где находится эта дверь»

Полина Борисова, лауреат множества российских и мировых конкурсов, преподаватель Московской государственной консерватории им. Чайковского, рассказала в год 80-летнего юбилея Рязанской филармонии о своей профессиональной мечте, силе музыки и коллегах музыкантах.

– Почему вы выбрали именно скрипку? Если не она, то на каком инструменте бы играли?

– Я начала свое музыкальное обучение в четыре года. И одна из причин, почему я выбрала скрипку, – это замечательный педагог и человек Владимир Федорович Бобылев, у которого я проучилась первые девять лет. Сейчас его именем названа рязанская музыкальная школа №5, и в Рязани проводится международный конкурс скрипачей его имени. Он мог вдохнуть любовь к музыке и к занятиям в любого ученика, его профессиональные знания и требования были самого высокого уровня, а самоотдача на уроке была просто феноменальна, что он требовал и от ученика. Мне еще очень нравилось играть на фортепиано, но сейчас скрипка – моя единственная любовь!

– Какие самые любимые композиторы?

– Самые любимые композиторы те, которых сейчас играешь. Музыканты проводят много времени в занятиях. Когда оттачиваешь произведение, думаешь, рассматриваешь его со всех сторон и улучшаешь каждую деталь своей игры, то буквально влюбляешься в каждую ноту. Даже если композиция для тебя не новая, все равно каждый раз находишь что-то новое.

– Какая у вас заветная профессиональная мечта?

– Очень хочется, чтобы как можно больше людей понимали и знали музыку. Сейчас в музыкальных школах, студиях, домах творчества занимается очень мало детей. В обучении взрослых музыке дело обстоит еще хуже. Работая с детьми, я замечаю, насколько отличаются те, кто соприкасается с музыкой. Они замечают гораздо больше деталей и нюансов в жизни, природе, отношениях между людьми – не только в музыке. Можно сказать, что музыка для них – это дверь, за которой спрятана красота мира. А многие даже не знают, где находится эта дверь.

Что касается моей заветной мечты. В детстве я занималась композицией у талантливого рязанского композитора Виктора Платонова. Даже стала победителем на конкурсе юных композиторов. Сейчас мне это очень помогает, когда надо сделать обработку, написать импровизацию, или присочинить второй голос в произведении. Но хотелось бы вернуться к более серьезным занятиям, сочинять и вынести свои творческие поползновения на суд зрителей.

– На каких площадках вы играли?

– Мне довелось играть и в России, и во многих странах. Среди них – города Испании, Франции, Швейцарии, Болгарии, Литвы, Белоруссии, Армении, Туниса, Израиля, Польши, Португалии, Малайзии, Лаоса, Бельгии, Чехии, Словакии, Словении, Вьетнама, Австрии, Италии, Финляндии... Много приходилось играть на ответственных концертах в посольствах разных стран, на открытых площадках, когда порывы ветра буквально сдували смычок со струн, на сцене, расположенной на вершине горы, на концертной площадке среди гор и горных ручьев. Но самые волнующие выступления – в Большом зале московской консерватории и в родном городе Рязани.

– Как реагировали окружающие, когда только учились играть? Может, жалобы соседей или еще что-то?

 – Ооо! И по батареям стучали, и музыку громко в ответ включали. А иногда сядут зрители напротив окон и слушают, а потом благодарят от всей души, тазиком с грушами, например.

Однажды в лифте нашего дома в Москве развернулась дискуссия. Кто-то написал на листочке: «Сколько можно слушать эту скрипку?», ниже: «А мне нравится!», далее: «Не трогайте скрипача, а то я в ответ баян достану!» Защищали нас, как могли.

– Реальна ли проблема «болезни скрипачей», и как с ней справиться?

– Конечно, реальна. И, к сожалению, это нередко происходит. Скрипка – самый сложный для освоения инструмент, требующий многочасовых занятий. И если что-то чуть-чуть не так с постановкой рук или с исполнительским приемом, все усугубляется многократными повторениями и может привести к зажатию и к болезням рук, спины. Это настоящая драма для музыканта.

Как справиться с профессиональными болезнями? Во-первых, должны быть изначально хорошие психофизические способности, без них никак не обойтись. Во-вторых, надо учиться у знающего профессионала, который сразу заметит если что-то не так и быстро поможет. И, конечно, приспосабливаться к инструменту, думать, наблюдать самому исполнителю.

– Хватает ли с такой активной деятельностью время на личную жизнь?

– У меня есть семья, я замужем, мы воспитываем любимую двухлетнюю дочку. На жизнь всегда должно хватать времени. Это же жизнь – она важнее всего.

Яна Клюева